>> АСВ повысило прогноз по росту вкладов физлиц до 20-22% на 2013 г

>> 2-ух бывших трейдеров банка JP Morgan обвинили в США в мошенничестве

Интервью - Владислав Мартынов, гендиректор Yota Devices

Продажу «первого российского смартфона» Yota Devices обещает начать в ноябре 2013 г. — через три года опосля первого общественного анонса этого устройства. Почему разработка продолжалась так долго, «Ведомости» поинтересовались у гендиректора компании Владислава Мартынова

— Как издавна существует Yota Devices?

— Как отдельная компания — практически два года. Но как подразделение тогда еще WiMax-оператора Yota («Скартел». — «Ведомости») Yota Devices возникла семь годов назад. Устройства WiMax, которые тогда существовали на рынке, не удовлетворяли Yota ни исходя из убеждений удобства для юзера, ни исходя из убеждений способностей для оператора. И было решено сделать маленькую команду, которая будет создавать WiMax-устройства.

— По какой модели работает компания?

— Она похожа на модели ведущих брендов в области потребительской электроники — Blackberry, Nokia и Apple. Они разрабатывают устройства, но у их нет собственных фабрик, они не занимаются созданием чипсетов, мониторов и остальных девайсов в отличие от вертикально-интегрированных Samsung, LG либо Sony.

— Откуда вы берете профессионалов, ведь в России не создают мобильные устройства?

— Что касается программного обеспечения, спецы в России есть, и чрезвычайно отличные, в том числе и [в области софта] для мобильных устройств. Практически все наикрупнейшие создатели ПО для Android-телефонов имеют R&D-подразделения в России. К примеру, у Symphony Teleca мощный центр в Нижнем Новгороде. А по данным Гугл, до 40% приложений в Гугл Play написаны российскими, украинскими или белорусскими разрабами. Мы активно используем эту базу: у нас есть своя команда, плюс мы работаем с ребятами из Нижнего Новгорода.

Что касается «железа», то в России фактически нет профессионалов по телефонам. Потому мы находим в России профессиональных, юных, увлеченных ребят и посылаем их перенимать опыт у опытнейших финских инженеров. Мы открыли небольшой R&D-офис в Оулу и к данной нам команде прикрепили юных ребят из России. Мы рассчитываем, что таковым образом сможем воспитать собственных профессионалов, которые при разработке последующих поколений наших телефонов будут брать на себя больше ответственности за архитектуру устройств.

— Концепт YotaPhone демонстрировали президенту Дмитрию Медведеву еще в 2010 г. Почему продажа отложилась на целых три года?

— Во-1-х, очень стремительный цикл сотворения хоть какого устройства — от идеи до массового производства — три года. Мы же создаем с нуля не только лишь телефон, да и всю компанию. И успеваем все это сделать чуток меньше чем за три года. Во-2-х, это телефон LTE, а тогда, в 2010 г., LTE в России не было. Инвестировать в создание LTE-телефона при отсутствии [работающих] LTE-сетей было бы неверным. И в конце концов, создание этого телефона — это бизнес-проект, который должен окупаться. Мы издержали несколько месяцев на создание бизнес-кейса, чтоб это был не «телефон ради телефона», а бизнес, который себя окупит.

Много времени и ресурсов ушло и на то, чтоб уверить поставщиков компонентов для YotaPhone, которые на сей день фаворитные в собственной области, в том, что это революционное устройство. Лишь опосля того, как главные поставщики сообразили и зацепились за идею, нам удалось уверить их работать с нами.

— Как, по-вашему, будет изменяться модель использования телефонов, телефонов?

— Вначале основной функцией телефона было обеспечить голосовое общение. А сейчас 80% нашего общения с телефоном — это взаимодействие с контентом, размер которого каждый год удваивается. Создавая такие устройства, как YotaPhone, мы верим, что телефоны идут к тому, что экран должен быть постоянно включен, а метод употребления контента должен быть наиболее комфортным и обычным.