>> Калий для миллиардеров: кто может приобрести пакет Керимова

>> Австралийский ЦБ усугубил прогноз роста экономики страны

Магомед Билалов сказал, кого считает инициаторами дела против него

Комментируя арест гендиректора «Красной Поляны» Станислава Хацкевича, Билалов отметил, что он расценивает это как инструмент давления. Отказ прилететь на допрос в Москву он объяснил неуввязками со здоровьем, но отметил: «Если следователи желают реально установить истину, то я отвечу на все вопросцы, не непременно это делать там, где есть вход, но нет выхода. К примеру, в российском посольстве в Лондоне». При всем этом он не исключил, что ежели в отношении него либо его близких и служащих продолжится преследование, то он будет консультироваться с юристом относительно запроса о политубежище в Англии. «Но для меня получение укрытия за границей будет болезненным решением», - добавил Билалов.

Задержан прошлый гендиректор «Красной поляны» Хацкевич
11 апреле МВД выявило незаконную схему обогащения при строительстве олимпийских объектов в Сочи. По версии следствия, в июле 2009 г. «Красная Поляна» заключила ряд соглашений с госкорпорацией «Олимпстрой» о финансировании строительства спортивно-туристического комплекса «Горная карусель». Приобретенные в 2011 г. от Сбербанка средства - наиболее 1 миллиардов руб. - «Красная Поляна» положила в НББ под 4-7% годовых, утверждало следствие. В это время «Красная Поляна» заключила несколько договоров займа на заранее невыгодных критериях - под 12,5% годовых - у подконтрольных бывшему акционеру «Красной Поляны» Магомеду Билалову организаций. Таковым образом, приобретенный доход в виде процентов от средств, выделяемых для строительства олимпийских объектов, составил наиболее 45,5 млн руб., докладывало МВД.

«Откуда эта сумма, нужно спросить у следователей либо тех, кто им принес уже готовое решение по уголовному делу», - откомментировал Билалов вред в 45 млн руб. По его словам, в 2009 г. Сбербанк решил выстроить на курорте «Горная карусель» свою штаб-квартиру к зимним Играм 2014 г. и выделил на покупку собственной штаб-квартиры чуток меньше 1 миллиардов руб. - приблизительно 70-80% от общей суммы договора. Пока шло проектирование штаб-квартиры, объяснил Билалов, начать стройку компания не могла: «Тогда было решено положить эти средства на депозит под 7-8% годовых в “Государственный банк развития бизнеса”. Это был рыночный процент. В оговоренный срок весь депозит возвращен Сбербанку». То, что НББ выдавал «Красной Поляне» займы уже под 12% годовых Билалов объяснил тем, что кредиты выдавались из капитала банка задолго до того, как Сбербанк расположил депозит, «начиная аж с 2005 г.». «…заявления о том, что я, будучи совладельцем НББ, заработал на депозитах Сбербанка и кредитах “Красноватой Поляне” 45 млн руб.- открытая ложь», - утверждает Билалов.

Магомеда Билалова обвинили в злоупотреблении возможностями
В феврале этого года президент Владимир Путин раскритиковал затягивание сроков и повышение стоимости олимпийских объектов. По словам Магомеда Билалова, начальная стоимость трамплинов в «Горной карусели» была 1,8 миллиардов руб., потом эта сумма возросла до 4 миллиардов руб.: «Удорожание вышло за счет увеличившихся требований со стороны FIS и Оргкомитета Сочи 2014. Все средства на стройку - это средства акционеров, часть из которых привлекалась в виде кредитов. Сумма 8 миллиардов руб., которая сейчас именуется как окончательная сумма трамплинов, - ложная, и президенту преднамеренно налгали. Сам спортивный объект по-прежнему стоит 4 миллиардов руб. Еще таковая же сумма - это бюджет на создание защитных сооружений трамплинов и дороги к ним». Он отмечает, что за эти объекты вначале отвечала госкорпорация «Олимпстрой», но «госкорпорация задачку провалила, и, чтоб спасти проект», а Дмитрий Козак «решил, что нужно запамятовать о муниципальных обязанностях и все повесить на инвестора». Он добавил, что в мае 2012 г. вице-президента Сбербанка Станислав Кузнецов согласился выстроить прилегающую инфраструктуру за счет «Красной Поляны»: «Тем наиболее это большая сделка, и она никогда не проходила корпоративных согласований, другими словами со стороны Кузнецова она практически была сфальсифицирована. Следом последовало протокольное поручение государя Козака строить инфраструктуру за счет средств самой “Красноватой Поляны”. Тогда Сбербанк и получил контроль над компанией, став обладателем 50% акций, другими словами конкретно основной банк страны был должен оплатить муниципальные обязательства».

Билалов уверен, что инициатором уголовного дела в отношении него стал вице-президент Сбербанка Станислав Кузнецов: «Я и мой брат Ахмед со Станиславом знакомы более 7 лет, когда он еще возглавлял департамент управделами Минэкономразвития. Я уверен, что он, будучи полковником МВД в отставке, - он также является членом Публичного совета МВД, - инициировал уголовное дело в отношении меня. Он отлично осознает, что к его кипучей деятельности могут появиться вопросцы не только лишь со стороны президента Сбербанка Германа Грефа, да и вкладчиков, и акционеров банка».

Магомед Билалов - младший брат Ахмеда Билалова (бывшего председателя совета директоров госкомпании «Курорты Северного Кавказа» (КСК) и бывшего вице-президента Олимпийского комитета России). В мае Магомед Билалов продал с дисконтом около 41% акций «Красной Поляны» предпринимателю Мише Гуцериеву. Магомед Билалов был формальным обладателем этого пакета, но настоящим собственником федеральные чиновники называли его старшего брата.

Гуцериев купил 41% «Красной Поляны» у Билалова за $20 млн

В мае Билалов продал 41% «Красной поляны» Мише Гуцериеву. Как выразился Гуцериев, «Ахмед Билалов, мой старенькый давний приятель» попросил его приобрести эти акции за $80 млн либо $100 млн, Гуцериев уже точно не помнит. По его просьбе, долю Билалова Бинбанк оценил максимум в $20 млн. Гуцериев произнес Билалову, что готов купить акции за эту сумму, но не дороже, и тот согласился на сделку.

По словам Магомеда Билалова, Гуцериев - давний знакомый семьи - предложил помощь, когда у их появились трудности: «Зачем Мише Сафарбековичу пригодился мой пакет “Красноватой Поляны”, я не знаю, но уверен - он точно не прогадал. Сейчас по поводу цены за акции, которую он мне заплатил. Сначала он на публике поведал о $20 млн, потом, через месяц - о $400 млн, но в действительности порядок цифр иной. Я Гуцериеву обещал не озвучивать сумму».